Вверх

История Финляндии

Древние времена

    История Финляндии уходит своими корнями в эпоху мезолита. После отступления ледника, когда поверхность земли ещё не вполне приняла современный вид, территория современной Финляндии, представлявшая собой холодную тундру, заселялась людьми каменного века, приходившими с юго-востока. Они вели кочевой образ жизни, занимаясь охотой и рыболовством. Эти древние культуры оставили свой след на берегах Ладоги и Невы, Вуоксы и Ботнического залива. В III тыс. до н.э. Балтийское побережье заселили выходцы с Урала, финно-угорские племена, образовав новую культуру ямочно-гребенчатой керамики, и сильно потеснив прежних обитателей.
    К началу нашей эры финно-угорские племена занимали обширные территории от Уральских гор до берегов Балтийского моря. На берегах рек Камы и Вятки, в Приуралье и в Волго-Окском междуречье обитали народы, объединённые одной языковой группой и сходной культурой.
    Насколько все они между собой "родственники"? Ответ на этот вопрос чрезвычайно не простой. Термин "финно-угры" скоре лингвистический, нежели расово-этнический. Он отмечает лишь языковые особенности наций. Естественно, на таком большом расстоянии этномассив не может долго оставаться однородным, и пути развития большинства финно-угорских народностей разошлись тысячи лет назад. Каждая нация формировалась под сильным влиянием соседних народов: тюрков, славян, балтов, германцев и др., и потому "роднить" современных венгров и финнов можно с тем же успехом, как русских и иранцев, хотя и те и другие лингвистически относятся к индоевропейцам!

Финские племена

     Культура ямочно-гребенчатой керамики стала матерью будущих прибалтийско-финских народов. При раскопках их стоянок находят осколки керамической посуды с характерным рисунком, простейшие изделия из камня и кости, фигурки из обожжённой глины и янтаря.
     К VIII веку н.э. финские племена стали переходить от кочевого к оседлому образу жизни, хотя северная природа мало к этому располагала - многочисленные болота, дремучая тайга, скалы и камни, оставшиеся после схода ледника, делали здешнюю землю практически непригодной для возделывания. Земля освобождалась от тайги подсечно-огневым способом: лес выжигался, выкорчевывались пни, убирались тысячи камней.

Саамы

    Первыми Балтику и Приладожье ещё в начале нашей эры заселили племена саамов или лопарей, которые с появлением новой волны финно-угорских мигрантов постепенно были вытеснены на север - в Лапландию. Тема противоборства саамского и карельского народов нашла отражение в устном народном предании через образы сказочных героев: Вяйнямёйнена и Еукахайнена. Позднее оно будет записано и опубликовано под общим именем "Калевала".
    Саамы не были знакомы с обработкой железной руды. Имея более примитивное хозяйство, они не могли конкурировать с сильным соседом - карелами, и под их натиском они отступали всё дальше на север, уходя за стадами северных оленей к побережью Северного Ледовитого океана. Какое-то время карельская земля простиралась далеко на все четыре стороны от Ладожского озера, однако позднее, под натиском соседних народов она значительно сократилась.

Суоми

    В то время, как карелы обживали берега Ладожского озера и Карельский перешеек, южную Финляндию и Приботнию заселили родственные им племена: суоми и хямэ, перебравшиеся в эти края с южного берега Балтики - нынешних Эстонии и Латвии. О происхождении имени народа "суоми" есть много гипотез, однако наиболее вероятно, что имя племени происходит от финского слова "Suo" - болото. Таким образом, "суоми" - "болотные люди", жители густых болотистых лесов.
    Связи между южным и северным берегами Балтики были всегда. К известному нам времени, на южном побережье проживали родственные финнам племена эстов и ливов, занимавшиеся земледелием и рыболовством, а также обработкой янтаря.

Финны и восточные славяне

    В VI веку н.э. земли, где до этого господствовали финно-угры, стали интенсивно заселяться славянскими племенами. О причинах столь масштабного переселения славян на север нет единого мнения. Скорее всего, они отступали под натиском более воинственных германских или тюркских племён. Русская летопись - "Повесть временных лет" сохранила для нас имена племён восточных славян, из которых сложился русский народ. В округе Новгорода и Старой Ладоги обитали ильменские словене, Псков, Изборск, Полоцк и Смоленск находились в земле кривичей. В округе Чернигова и Белгорода жили северяне. На месте нынешней Москвы и в Волго-окском междуречье обитало воинственное племя вятичей. В области Гомеля и Брянска - радимичи. От Минска до Бреста протянулись владения дреговичей. На сегодняшней Западной Украине были земли волнынян, бужан и дулебов. В нижних течениях Днепра и Южного Буга, в междуречье Днестра и Прута, а также Дуная обитали уличи и тиверцы. И, наконец, Киевская земля принадлежала племени полян.

Торговые пути

    Большое количество рек, рассекавших Северо-Запад нынешней России позволяло восточным славянам быстро перемещаться на дальние расстояния на небольших судах, что безусловно стимулировало развитию торговли. На востоке с Русью граничила могущественная Волжская Булгария, где меха северных пушных зверей были в большой цене, с запада в Финский залив и Ладогу заходили скандинавские суда. Постоянные торговые связи Востока и Запада и удобное водное сообщение между ними привели к образованию в VIII веке оживлённого волжского торгового пути. Международная торговля всегда была самым мощным культурным католизатором. Торговые поселения, где жители обменивались товаром с приезжими купцами, требовали защиты крепостных стен, за которыми можно было бы укрыться в случае нападения с моря и суши, а также наличие постоянной дружины для отражения нападения.

Деревянное городище

Деревянный детинец

    В отличие от стран Западной Европы русские земли не были богаты природным камнем, поэтому первые крепости возводились из дерева и земли. Достоинством таких крепостей был очень малый срок их постройки и реконструкции. В частых войнах крепости доказали свою эффективность, выдержали они и немало атак. Однако такую крепость было легко сжечь, и впоследствии от деревянных стен пришлось отказаться. В тех районах, на которые приходился главный удар, оборонительные сооружения были позднее возведены из камня или кирпича.

    Развитие земледелия и расширение владений сельских общин требовало больше орудий труда, что дало несомненный всплеск ремесленного производства. Это сыграло значительную роль в образовании первых русских городов, чьё население, в отличие от деревень, в большинстве своём состояло из мастеров-ремесленников, а не из крестьян. А торговые пути способствовали дальнейшему развитию городов. В этих городках морские купцы ремонтировали свои суда, пополняли запасы воды и провианта, обменивались товаром с местным населением. По всему торговому пути археологи находят металлические орудия труда, железные инструменты, а также богатые украшения с финскими, балтскими, славянскими и скандинавскими мотивами.

Рерих - Заморские гости

Рерих - "Заморские гости"

    Остатки древнерусских городищ, чьи имена, к сожалению, до нас не дошли, неоднократно обнаруживались археологами на территории России. Как правила для строительства города выбиралось высокое место на берегу реки, где возводились необходимые укрепления: высокий бревенчатый тын, наблюдательные башни, иногда ров. Первым известным городом на севере Руси была Ладога, основанная переселенцами из Скандинавии не позднее 753 г. н.э. рядом с более древним финским городищем. Славяне появились в этих краях несколько позже. Взяв штурмом городище, они захватили город и остались в нём жить. Ладогу называют "первой столицей Руси", однако этнический состав этих мест был очень пёстрым: здесь селились не только славяне, финно-угры и скандинавы, но и балты.

Охрану города от набегов викингов осуществляла регулярная дружина - варяги, содержание которых оплачивали местные жители. Именно с этим варяжским гарнизоном связывают древнее новгородское предание о призвании варягов для защиты и "наряда" - сбора дани с проезжих купцов. Изначально князь был лишь командиром военного гарнизона, задача которого была защищать город. Позднее ему перешли и судебные функции. Однако ещё очень долго на суровом Севере подлинная власть находилась в руках народного вече - именно оно призывало и изгоняло князей, помогало собирать людей и средства для поддержки военных кампаний и принимало все судьбоносные решения. Предание донесло до нас имя первых князей Руси: Рюрика, призванного словенами и кривичами в Ладогу, Трувора - призванного чудью в Изборск и Синеуса, отправившегося в земли вепсов - на Белое озеро.

Страна городов

    К середине IX века население Ладоги достигало 1000 человек, таким образом, Ладога была даже крупнее своего современника - знаменитого города Бирки в Южной Швеции, основанного около 800 года, где в лучшие его годы население едва достигало 700!

Остатки шведского города Бирка

     В конце IX - начале X века возникает ещё один укреплённый центр - Великий Новгород, изначально небольшое городище, построенное у истока реки Волхов. В 903-м году на остром мысу у пересечения рек Плесковы и Великой был основан Плесков, (нынешний Псков), ставший западным щитом Древней Руси. Из летописей известны и другие древние города севера Руси: Полоцк, Смоленск, Ростов, Муром, причём последние два города находились в землях волжских финно-угорских племён: мери и муромы.
    С конца IX века центр Руси сместился к югу - в Киев. Там и по всему торговому пути иноземные купцы могли видеть многочисленные города с крупными портами и гаванями. Впечатлительные скандинавы прозвали Русь "Гардарики" - страной "гардов" или крепостей.

Ладога

     Существовали порты и в финских землях. Наиболее активно в торговле участвовали карелы, ведь путь из Скандинавии в Ладогу проходил прямо через их земли. К XI веку они располагали собственными портовыми городками: один на месте будущего Выборга у впадения реки Вуоксы в Финский залив, Кякисалми у истока Вуоксы из Ладожского озера, а также Койвисто на острове Равица, в районе современного Приморска. К XIII веку карелы были богатым и сильным народом, обладавшим своим флотом, родовыми правителями валитами и дружиной.

Великий Новгород

     К сожалению, в изучении ранней истории финских племён, их развитии и становлении русские летописи практически не могут нам помочь. До XII века все прибалтийские финно-угры назвались летописцами одним общим именем"чудь", под которым могли именоваться как карелы и суоми, так и эстонцы, ижоряне, вожане и другие близкие к ним племена.

Прибалтийские финны

     В VII-XII веках финские племена заселили практически всё побережье Финского залива. В современных Эстонии и Латвии обитали самые западные финно-угры: ливы и эсты, а также курши - племя, возникшее на границе балтского и финского этносов. К востоку от них берег населяли вожане и ижоряне. Последним принадлежала и территория современного Санкт-Петербурга. На юге Ладоги и далее на восток обитали вепсы, а севернее, начиная с Карельского перешейка - карелы, хяме и суоми. В ещё более северных широтах, почти не имея контактов с внешним миром, жили лопари или саамы. Все вместе они образуют отдельную прибалтийскую ветвь финно-угорских народов. Время, когда среди единого этноса выделились эти племена сегодня назвать трудно. В русских летописях имена племён "ижора", "корела", "емь" появляются лишь в XI веке, в отличие от вепсов, мери, мещеры и муромы, которые называются своими именами изначально).

Суоми

Торговые связи новгородцев

     В силу своего географического положения племена, населявшие северный берег Финского залива и восточное побережье Ботнического залива, были намного ближе к скандинавам, чем к славянам. В норвежских и шведских сагах есть немало упоминаний о финнах и лапландцах, а также о загадочной Бьярмии, населённой народом близким по наречию к финнам. Почти всегда финны в сагах представляются народом диким, обитающим в землянках, однако при этом мудрым, владеющим колдовством, способный управлять силами природы.

Сбор дани русским князем

     Новгородцев с финнами связывали давние торговые отношения. Русские ладьи заходили в уютные гавани Финского залива, где их встречали местные жители, вынося на торг шкуры пушного зверя и изделия местных ремесленников в обмен на оружие. Промысел был столь выгоден, что постепенно в финских землях возникали небольшие городки, в которых новгородские купцы жили круглый год, заготавливая меха и другие товары для отправки в Новгород. Многие из них существуют и по сию пору, превратившись в города.
    Предприимчивые новгородцы на своих лодьях достигали шхер Ботнического залива, (который они называли «Каяно-море»). Заходили они и в шведский порт Бирку - торговый город на берегу озера Меларен, а позднее и в Сигтуне, и в Стокгольме были открыты русские дворы.


Выборгский залив

    В Иоакаимовской летописи есть известие о строительстве сыном Новгородского посадника Гостомысла торгового поселения Выбор в начале IX века, ставшего позднее городом Выборгом. В летописях город Выборг действительно назвается Выбором, и не исключено, что шведское Viborg стало лишь производным от более раннего русского имени. В более поздних источниках говорится и о том, что, якобы, новгородский князь Рюрик умер в Кореле (вероятно, в городе Корела - Кякисалми), "ходиши воевати лопь". Верить этому или нет - решать вам.
    В XIII веке в районе современного Приморска было новгородское поселение Берёзовое. Известие о нём впервые встречается в 1268 году. В Южной Финляндии, на реке Ауре новгородцами было основано береговое поселение Торг, ставшее впоследствии городком Турку, древнейшим городом Финляндии и первой её столицей!

Ботнический залив

    Славянская культура не могла не повлиять на финнов. Множество мест в Финляндии и поныне имеют русские корни. Так, например, бывшая "купеческая" часть города Турку до сих пор зовётся Kupittaa (от слова "купить" или "купец"). Однако поддерживать своё влияние на таких больших расстояниях было сложно, поэтому намного большее внимание уделялось соседней Карелии.

Русь и Венгрия

    Многочисленные финно-угорские племена, окружавшие Русь, жили по древним законам родоплеменных отношений, так и не построив собственных государств. Подобная склонность к уединённому образу жизни, не вникая в политические распри соседей, судя по всему, является характерной чертой многих наций финно-угорской семьи. Некоторое исключение, впрочем, составляют венгры (в летописях "угры"), корни которых, так же, как и у финнов, происходят с Урала. Причину, по которой угры покинули насиженные места, сегодня назвать трудно, однако сразу несколько племён покинули насиженные места, разделив угорский этномассив на две части. Первые ушли на север, заложив основу современных народов ханты и манси, вторые отправилась на юго-запад, став предками нынешних венгров.

Переход князя Арпада через Карпаты

    Проделав долгий и трудный путь через засушливые и враждебные степи, угры оказались в землях сильного и могущественного восточного государства - Хазарского каганата. Долгие годы угры продолжали кочевать по степям, принимая участие в местных войнах вместе с тюркскими племенами, от которых они переняли очень многое. Когда же угров потеснили печенеги, они ушли ещё дальше на Запад, поселившись среди славян, в бывшей римской провинции Паннонии. Немцы часто использовали венгров в борьбе против славянских соседей. На берегах Дуная угры постепенно перешли к оседлому образу жизни, выстроив хорошо укреплённые города, отделив, таким образом, южных славян от западных. Со временем венгры переняли европейскую культуру, приняли христианство, образовав первое государство финно-угров, ставшее полноценным восточноевропейским королевством.

Переход мадьяр через Карпаты

Переход мадьяр через Карпаты (Chronicon Pictum, 1360)

    С венграми Русь долго поддерживала добрососедские отношения. Согласно Иоакимовской летописи, жена князя Святослава Игоревича, (её имя в летописях не упоминается), была мадьярской княжной, получившей на Руси имя Предслава. По предположению историка Татищева, она могла быть дочерью венгерского короля Рокса. Спустя сто лет (около 1038 года), дочь Ярослава Мудрого Анастасия стала женой венгерского королевича Андраша, который, спасаясь от преследований, бежал в Киев и долгое время жил на Руси.

Коронация Андраша

Коронация Андраша

    Спустя несколько лет Андраш с женой вернулся домой, став новым королём Венгрии, и с 1046 по 1061 г.г. королева Анастасия Ярославна управляла страной. Однако смешанные браки между венгерскими и русскими династиями были и позднее. Дочь киевского князя Мстислава Владимировича - Ефросинья стала женой венгерского короля Гезы II. Охотно роднились с венграми и Галицкие князья, которых отделяли от соседей лишь Карпатские горы. Мадьярские короли неоднократно давали приют изгненным русским князьям, активно участвовали в княжеских междоусобицах, (конница венгров славилась на всю Европу!) и лишь усилиями римской церкви Русь и Венгрия оказались по разные стороны религиозных и политических распрей... С ослаблением Руси в XII-XIII в.в. Венгрия, Польша и Литва при активной поддержке римских пап неоднократно пыталась отвоевать приграничные юго-западные земли.
    Часто бояре украинных земель Руси, обладая обширными земельными владениями, не желая терпеть самовластных русских князей, просили венгров о наместнике для себя. Однако надежды на то, что иноземный король будет "добрее" своих князей оказались ошибкой. Венгерская армия, приходившая вместе с королём, неизменно начинала мародёрствовать в мирных сёлах, причняя их жителям страшный вред, а католические епископы принимались рьяно насаждать латинскую веру. При новом короле Андраше (он занимал Галицкий стол в 1227-1233 г.г.) бояре не только не получили новых привиллегий, но и лишились прежних, (с королём прибыла свита, которой также нужны были владения), и очень скоро мечты о сдаче под чужую корону пришлось оставить.

Развитие христианства в Швеции

     С принятием христианства Русь и Скандинавия поднялись на более высокую ступень общественного развития, нежели окружавшие их финские племена, продолжавшие жить родоплеменным строем, и потому, со временем и у шведов, и у русских стали неизбежно рождаться идеи покорения финнов и обложения их данью.
    Скандинавия в своём культурном и социальном развитии на много лет отставала от Киевской Руси. Близость Киева к богатой Византии, оживлённая торговля с арабским миром и Волжской Булгарией, бывшими в те времена центрами торговли и ремёсел, привели к значительному культурному росту "Страны Городов". После Крещения Руси князем Владимиром в 988 году страна стала полноправной христианской европейской державой. Швеция в то время ещё страдала от жестоких междоусобных войн, что не давало возможности сформироваться единому государству. Лишь в конце XI века при короле Инге Старшем в Упсале был сожжён "Двор богов", на 100 лет позже, чем были повержены капища Перуна в Киеве или Новгороде!

Тор, бог грома и молнии в скандинавской мифологии

    Скандинавы активно участвовали в русской истории на первых порах. Можно сказать о том, что варяжские князья (Рюрик, Олег, Игорь, Ольга) и их дружины ускорили переход Руси от родоплеменного к феодальному строю. Однако на таких больших расстояниях они не смогли бы передать народу ни свой язык, ни свою культуру. Уже внук Рюрика Святослав Игоревич носит славянское имя. Своей неповторимой культурой, а также формированием единого государства Русь обязана, конечно же, Византии. Принятие христианства объединило разрозненные племена славян, финнов, балтов и других народов, проживавших на огромной территории. На смену местным культам пришла единая вера, а вместе с ней единый язык. С греками, которые были первыми епископами и митрополитами, на Русь из Византии попали бесценные знания и ремёсла: каменное строительство и живопись, мозаичное дело и иконопись. Появляется письменность на основе азбуки Кирилла и Мефодия - кириллицы и, как следствие, летописание. Так же, как и в Европе, центрами науки и икусств становятся монастыри.

Морская битва викингов: Король Олаф на борту "Длинного Змея" защищается от воинов Эрика Хаконсона.

     Путь христианства в Скандинавию был тернист. Рим наступал, распространяя влияние своей церкви всё дальше и дальше на север. Препятствуя ему, викинги часто совершали набеги на новые монастыри в Британии и Ирландии, Германии и Франции, жестоко расправляясь с клириками и монахами. В 829 году Швецию с миссией посещает святой Ансгар, однако древние языческие традиции не спешили уступать место новым, ещё не прижившимся идеям, и миссионеру пришлось вернуться ни с чем.

Вооружение скандинавских воинов

     Христианизация в Скандинавии проходила долго и мучительно. Ломались старые устои. Богатые ярлы, обитавшие в своих фьордах уединённой жизнью и обладавшие значительной дружиной, выступали против новой веры с оружием в руках. Однако времена менялись, и сотни мужчин, не приученные держать в руках ничего, кроме меча и топора, в мирное время представляли серьёзную угрозу для мирных жителей - бондов, которые требовали от королей покончить с бандитами раз и навсегда. В поздних исландских сагах викинги и берсерки уже не героические воины, какими мы видим их в современных фильмах, а неуклюжие и несчастные разбойники, которые не смогли найти себе занятие в мирное время, и которым не остаётся ничего другого, как грабить и убивать своих же соплеменников.


    Новые короли, уже принявшие христианство, объявили викингам настоящую войну. Сотнями храбрые воины покидали родные берега, уходя на чужбину, пополняя и дружины русских князней и царей Византии.
    Период становления христианства в Швеции становится сумраком язычества, из веры оно перерождается в народные мифы, величавую, по-северному суровую поэзию - саги и скальды, подобную англосаксонской поэме "Беовульф", записанной в XI веке. Постепенно в стране утверждается церковная епархия. Вслед за Европой духовенство принимает безбрачие. Начинается латинизация страны с последующей её германизацией (первыми епископами в стране были англичане и немцы). Одной из последних Швеция подчинилась могуществу Римской церкви. Христианизация Скандинавии помогла искоренить немало дурных языческих обычаев (работорговля, человеческие жертвоприношения и др.) и сильно содействовала смягчению прежних жестоких нравов. Поменялся и государственный строй, постепенно уходя от клановой системы к феодальному обществу. Постепенно вошли в обиход такие понятия, как "право", "государственная граница", "война". С началом эпохи крестовых походов, скандинавы одними из первых подхватывают идею возвращения Гроба Господня...

Русь и Скандинавия

     Вплоть до XII века Скандинавия, несмотря на свой грозный нрав, была, скорее, "младшей сестрой" Руси. Суровый северный климат и скалистая неродящая земля гнала жителей севера в море - грабить купцов и прибрежные сёла, разорять замки и монастыри. На чужбине скандинавы прославились значительно больше, чем на своей неласковой родине. Огромное число бывших викингов, бесстрашных и жестоких воинов, служили в дружинах русских князей: Игоря, Святослава, Владимира, Ярослава и других, охраняя покой русских городов. С XI века скандинавские наёмники появляются и в Византии, где их называют "варангами" (отсюда искажённое русское "варяги", встречающееся в "Повести временных лет").

Варяги

Призвание варягов

     С того момента, как столица Руси "переехала" на берега Днепра, киевский князь считался одновременно и новгородским, однако на деле, власть в Новгороде была в руках народного веча. Вече решало торговые и военные вопросы, могло судить или миловать. Вероятно только необходимость в защите новгородских земель и растущая опасность с севера, вынудила вольнолюбивых новгородцев обратиться к великому князю Святославу Игоревичу с просьбой прислать к ним княжить одного из своих сыновей.
    "А если не пошлёшь, то найдём себе князя сами" - пригрозили ему новгородцы. "Кого бы вам послать? Ещё бы кто шёл к вам" - задумчиво сказал Святослав. Но воевода Добрыня заранее подговорил послов, чтобы они попросили Владимира, и уже очень скоро довольные новгородцы уплывали на север с собственным князем, пусть даже совсем юным...
    После гибели отца, в смутное время княжеской междоусобицы, целых три года князь Владимир прожил в Норвегии, собирая войско против своего брата Ярополка, воцарившегося в Киеве. Огромный отряд скандинавских наёмников, прибывших вместе с ним "из-за моря" помог Владимиру захватить Полоцк, пленив местную княжну Рогнеду - представительницу местной варяжской династии, а также другие города Руси. Правда, как это часто бывает, одержав окончательную победу, викинги стали вести себя, как завоеватели, нанося ущерб местному населению и требуя от киевлян большой дани, и Владимир отправил их в Византию.

Древний Киев

     Его сыну - Ярославу, получившему от потомков прозвище "Мудрый", пришлось пережить нечто похожее. После смерти отца, будучи новгородским князем, он опасался войны со своим братом Святополком и обратился за помощью к соседям. И снова варжский отряд по прибытию в Новгород, видя слабость местной власти, решил взять её в свои руки. Вместо того, чтобы защищать князя, варяги вплотную занялись мародёрством и грабежами мирного населения, за что как-то ночью были полностью вырезаны восставшим новгородцами. В ужасе, что ему придётся воевать одному Ярослав казнил подстрекателей народного мятежа. Однако вскоре князю пришлось повиниться и просить прощения у жителей "Северной столицы". Новгородцы простили князя и даже пообещали собрать местное ополчение на войну против его брата в обмен на обещание вольности их городу, на что Ярослав с радостью согласился. .

Варяги прибывают в Новгород (Кившенко А.)

    В 1019 году Ярослав пошёл на брак со шведской принцессой Ингигердой (в крещении Ириной), дочерью короля Олафа Шётконунга, первого христианского монарха Швеции. Этот брак скрепил Русь и Швецию миром, установившимся между странами на долгие годы. В подарок своей молодой супруге или, как тогда говорили, "в кормление", Ярослав преподнёс город Ладогу. С Ладоги и окрестных русских и финских сёл Ингегерда теперь собирала дань, назначив в городе своим посадником ярла Вестерн-Гёталанда Рагнвальда Ульвссона. На языке местного племени ижорян имя Ингегерда звучало несколько иначе, и свои территории, подвластные Ингегерде - "Ингерманланд" они стали называть Inkerin maa, то есть, "земля Ингегерды". В русском варианте к этому названию прибавилось традиционное окончание "ия", что привело к образованию финно-шведо-русского названия: "Ингерманландия" или сокращённо "Ингрия". По другой версии Inkeri (Inkere) - это местное божество ижоры.


     По своему диалекту изури или "ижоры" наиболее близки к карелам, что даёт повод предполагать, что когда-то они составляли единый этномассив. Отдельные представители этой народности живы и до сих пор. Их деревни можно встретить в Ломоносовском районе Ленинградской области. К сожалению, представителей этого некогда могучего племени остаётся всё меньше. По статистике на 1995-й год ижорян было всего лишь 450 человек. А в те времена западная границы Ингрии были довольно протяжёнными. Западная её часть проходила по реке Нарове, там ижоряне соседствовали с другим финским племенем - водью, восточная - по р. Лаве, южная - по р. Луге, и, наконец, с севера Ингрия ограничивалась рекой Сестрой. За нею начиналась Карелия.

Карельская деревня - Альберт Четвериков

     На Ингегерде династические браки русских со скандинавами не заканчиваются. Дочь Ярослава Мудрого - Елизавета станет женой короля Норвегии - Харальда III Сурового, в молодости служившего в дружине её отца, а после в Византии. У себя на родине и на чужбине Харальд прославился, как храбрый и непобедимый воин, к тому же он был скальдом и сочинял романтические баллады в духе своего рыцарского времени. Он также основал небольшое торговое поселение Осло, ставшее впоследствие столицей Норвегии. После гибели мужа у берегов Британии в знаменитой битве при Гастингсе овдовевшая Елизавета стала женой короля Дании Свена II. О её дальнейшей судьбе история умалчивает...
Битва при Гастингсе считается официальной точкой окончания эпохи викингов.

Битва при Гастингсе - фрагмент гобелена из Байё

    В конце XI века сын Владимира Мономаха и английской принцессы Гиты Уэссекской - князь Мстислав женился на Христине, дочери шведского короля Инга Стейнкельсона, которая родила ему детей, многие из которых также вошли в европейские монаршие семьи: старшая дочь Ингеборга Киевская вышла замуж за датского короля Кнуда Лаварда, ещё одна дочь Мальфрида Мстиславна - за короля Сигурда Норвежского, а после его смерти за Эрика II Датского. Их сын стал королём Дании Эриком III. После смерти Христины, Мстислав Владимирович был вторично женат, причём дочь от второго брака Ефросинья вышла замуж за короля Венгрии Гезу II из династии Арпадов. Их старший сын станет королём Венгрии и Хорватии Иштваном III, крёстным отцом которого был сам король Франции Людовик VII...

     Казалось, в XII веке Русь ожидали подлинное величие и будущее великой евроазийской державы. Однако после смерти Мстислава Владимировича (1132 г.), который был во всём продолжателем дел своего отца, Киевская Русь осиротела, вновь распавшись. Сыновья Мстислава стали правителями самостоятельных княжеств, и в дальнейшем выступали против своих дядьёв Мономаховичей. Ни один из ближайших преемников Мстислава не обладал его военными и политическими талантами и не мог остановить распада государства. Подавляющее большинство удельных князей ставили свои личные амбиции выше интересов всего государства. Уже очень скоро, с Русью, ещё недавно богатой и сильной, перестанут считаться её соседи - Польша, Литва, Венгрия, Швеция и другие государства. Страну ожидала бесконечная череда внутренних междоусобных войн, ожесточённая борьба за власть мелких удельных княжеств, часто привлекавших на свою сторону степных кочевников, безжалостно истреблявших мирное население русских деревень и выносивших всё, что можно увезти. Страна слабела.

    На северных рубежах владений Руси славянские деревни постепенно заканчивались, переходя в финские. С запада финские земли граничили со Швецией. Если контакты славян с финнами были скорее торговыми (новгородские купцы скупали у них драгоценные меха), то Швеция начинает военную колонизацию финских земель. В те времена, когда язычники были объявлены врагами святого престола, любое расширение владений христианского государства за счёт языческих земель, всячески поддерживалось католической церковью, ведь, тем самым, расширялись и владения Римской курии.
    Соперничество за влияние в Финляндии, а также принадлежность к двум враждующим церквям Европы, сделали из прежних союзников непримиримых врагов. Рим всеми силами старался поссорить Русь и её соседей, чтобы чтобы "чужими руками" уничтожать сильного противника, который в отличие от других стран, не желал признавать главенство папы. Повлиять на Русь Римская церковь не могла, это было всё ещё сильное и могущественное государство, однако случаев ослабить Русь тоже не упускала.
    Как результат - вся дальнейшая история отношений России и Швеции - это бесконечная череда войн за финские земли. Шли годы, сменялись правители, росла оборонная мощь обеих держав, однако снова и снова страны возвращались к "финскому вопросу", постоянно передвигая границу в ту или иную сторону.

     Первые столкновения русичей со шведами в IX-XI в.в. не носили политического характера. Ещё со времён викингов, свеоны совершали набеги на русские земли, высаживаясь со своих кораблей-драккаров в прибрежных сёлах. Таким был и набег на Ладогу в 997-м году норвежского ярла Эйрика Хаконарссона в отместку за то, что в городе нашёл убежище захвативший в его стране власть Олаф Трюггвассон. Эйрик пожёг деревянные дома вокруг крепости, захватил и сам детинец, прошёлся по окрестным сёлам, сжигая всё дотла и убивая мирных жителей. Однако через Волховские пороги ярл перебраться не смог, следовательно, в Новгород не пошёл. Когда же он узнал, что князь Владимир направил свою дружину покарать дерзкого захватчика, то бежал назад в Норвегию.
    Однако времена менялись, обе страны приняли христианство, и конфликты получили новую, религиозную почву, которая стала очень удачным оправданием новых грабежей.

    Вообще конфликты со скандинавами не были столь ощутимы для Руси, которая на своих южных рубежах подвергалась куда большему разорению от печенегов и половцев. Мелкие столкновения часто даже не отмечались в летописях обеих стран, так как ни Русь, ни Швеция просто не рассматривала их как войны. В битве участвовало как правило 150-200 человек, и велись они на сравнительно небольшой территории - например прибрежного села. На разбои своих северных соседей новгородцы неизменно отвечали карательными высадками в глубокий тыл противника. Совершались эти высадки, как правило, летом, на небольших парусно-гребных ладьях, ёлах или шнеках. Иногда новгородцам удавалось зайти в довольно удалённые точки Швеции, отстоящие более чем на 1000 километров от русской земли!

    При этом, торговля между странами, выгодная обеим сторонам, неизменно продолжалась. Как сегодня в Россию поступают сотни шведских товаров, которые можно встретить, например, в магазинах "Икея", в X-XII в.в. шведские товары также пользовались у славян спросом. Традиционные же для Руси мёд, воск, пенька и челядь находили свой спрос у шведов. Торговля рабами долго ещё не стихала в Европе, даже после принятия христианства. Вероятно, в те годы немало финнов, захваченных шведами, попадали в рабство в богатые южные страны...
     К середине XII в. земли современной Финляндии были хорошо заселены, однако жизнь кипела в основном вдоль приморской полосы, дававшей возможность прокормиться за счёт моря. Остальная часть страны, покрытая дремучими лесами со множеством чащ и болот, оставалась безлюдной. В силу своего выгодного положения в самом центре торговых путей эсты, ливы, ижоряне, карелы, суоми и др. активно торговали как со славянами, так и с немцами и скандинавами, что, несомненно, подстегивало развитие ремёсел и культурный рост финских племён. В результате активной торговли племена имели свои небольшие суда и оружие, что позволяло им также заниматься пиратством и грабежами купеческих судов. С уходом из Балтики викингов, в ней появились финские пираты. Захваченных в плен людей финны либо продавали за выкуп, либо делали рабами. Так, после убийства короля Норвегии Трюггви его жена Астрид и сын Олаф бежали в Новгород, где в дружине местного князя служил брат Астрид - Сигурд. Их судно по пути были захвачено эстонскими пиратами, которые взяли их в плен. И только случайное появление в землях чуди Сигурда, собиравшего с эстонцев дань для князя Владимира, позволило выкупить Олафа из плена.
    В 1105-м году воинственное племя емь попыталось захватить крепость Ладогу, но было отбито. (По всей видимости, "емью" новгородские летописи называли финно-угорское племя хяме, обитавшее по соседству с суоми).

    Причиной нападения еми на Ладогу могла быть не только банальная "жажда наживы", как видится нам сегодня, но, скорее всего, недовольство обязанностью платить новгородцам дань, которую это воинственное племя обязал платить ещё сын Ярослава Мудрого и Ингегерды - Владимир в 1042 году.
    Весной 1123-го года очередную карательную экспедицию в земли еми, возглавил князь Всеволод Мстиславич, внук Владимира Мономаха. Закончилась она полной победой новгородцев. Однако через 20 лет в 1142-м и 1149-х годах емь приходила в Ладогу снова, и снова потерпела неудачу, причём во второй раз весь отряд был уничтожен («избиша я ладожане 400 и не пустиша ни муж»). Ладожане и новгородцы неоднократно предпринимали походы "в емь", (иногда совместно с карелами как в 1191-м году), чтобы проучить своих соседей, однако, в отличие от Швеции, славяне никогда не подчиняли и не истребляли целые племена, не продавали их в рабство, не обращали силой в христианство, не отбирали земельных угодий.
    С точки зрения европейцев такая политка казалась недальновидной. В 1220-х годах Генрих Латвийский писал: "Есть обычай у королей русских, покорив какой-либо народ, заботиться не об обращении его в христианскую веру, а о сборе [с него] дани и денег". Но по отношению к местным народам это было гораздо гуманней, а Новгород, тем самым, был избавлен от необходимости "кормить" окраины своего княжества за счёт центра, возводить на чужой земле крепости и поддерживать огромное войско для усмирения непокорных.

Первое столкновение

    Первое серьёзное столкновение между шведами и новгородцами случилось при короле Сверкере I, который организовал крестовый поход в «земли прибалтов и славян». В своей стране Сверкер проводил активную политику христианизации. Именно он основал шведские монастыри Альвастра, Нюдала и Вархейм. При нём в Швеции на время завершился период страшной междоусобицы - будучи изначально королём Эстергётланда, Сверкер в 1130-м году победил Магнуса Сильного, захватив и Вестергётланд, в результате чего, под его властью оказалась вся Швеция. Королевская власть заняла прочные позиции, и теперь самое время было подумать о новых территориях. На Руси же междоусобицы были в самом разгаре. Зная о беспрерывных войнах, которые вели между собой русские князья, и о том, как часто сменяются новгородские князья, шведы понимали - серьёзного отпора такой враг дать не сможет.
    Это была уже не рядовая стычка, это было настоящая война. Её инициаторами выступали уже не купцы или военные, которыми обычно двигает жажда наживы, а духовенство, цели у которого были, как известно, совсем другими. Впервые число войск, участвующих в столкновениях сторон, достигло 1000 человек.

    В 1142 году на 60 шнеках, во главе с епископом (вероятно, для обращения грешников-славян в "истиную веру") шведы появились у стен Ладоги ("приходи свЂискыи князь съ пискупомъ въ 60 шнекъ на гость, иже суть изъ заморья шли въ 55 лодиях"). Однако заново отстроенная в 1116-м году под руководством посадника Павла, крепость была очень хорошо укреплена. Шведов встретили неприступные каменные стены, и ладожанам удалось отстоять город, дав неприятелю сильный отпор ("и отлучиша их 3 лодьи, избиша их полтораста"). Два года спустя шведы вновь появились в ладожских землях, однако крепость штурмовать уже не решились, ограничившись грабежами мирных деревень. Узнав о приближении новгородского войска, они благоразумно отошли в Эстонию.
    В 1156 году король Сверкер был убит кем-то из своих людей на заутреней перед Рождеством. После него королём становится его двоюродный племянник Эрик, владыка Упланда, получивший, позднее имя Эрик Святой.

Крещение финнов

    В том же 1156-м году Эрик IX организовал новый крестовый поход. Он был более удачлив, по сравнению со своим предшественником. Воинов сопровождал епископ Упсалы Генри, англичанин по происхождению. Шведы высадились в устье реки Ауры, где позднее будет стоять финский город Турку. Местные жители были разбиты и насильно крещены. Юго-западная часть Финляндии была провозглашена шведской колонией Нюланд («Новая земля»), после чего Эрик IX удалился назад в Швецию, а Генри остался в Финляндии, получив должность епископа Нюландского. Обоих ждала тяжелая участь. Эрик был убит 18 мая 1160 г. в Упсале наемным убийцей Эмундом Ульвбанне, по заказу датского принца Магнуса Хенриксена. Короля, как "невинно убиенного" приспешника развития христианства посмертно причислили к лику святых.



Эрик IX Святой

    Финские историки придерживаются позиции, что никакого крестового похода не было, и племя суоми в устье Ауры было христианским ещё задолго до 1156 года. Поход же дескать был выдуман специально для канонизации Эрика IX. Так или иначе, в 1172 г. Папа Александр III запретил культ святого Эрика на основании того, что в момент убийства тот был пьян. Однако шведским королям нравилось иметь в своем роду святого, и запрет был попросту проигнорирован. По сей день Эрик продолжает быть местным шведским святым, являясь, между прочим, небесным патроном Стокгольма. Его символический портрет украшает герб шведской столицы.

Флаг Стокгольма - слева Эрик IX

     Следующим конунгом становится датский принц Магнус Хенриксен. На какое-то время он подчинил себе всю Швецию, пока не был побежден Карлом Сверкерсоном, ярлом Гётланда. Получив власть, он провозгласил себя новым королём - Карлом VII. Любопытно, что история умалчивает о предыдущих шести Карлах. Вероятно, речь идёт о каких-то легендарных конунгах, о которых сегодня ничего не известно. Впрочем, возможно эти Карлы никогда и не существовали и были выдуманы для продления родословной правящей династии (точно так же король Эрик IX на самом деле должен был быть VI).
     За смертью Эрика последовала смерть епископа Генри, которому также не суждено было состариться епископом Финляндии. В 1158 году он был зверски убит на льду озера финским крестьянином Лалли. Генри успел распространить христианское учение лишь на 150 км к северу. В Швеции он также был причислен к лику святых.
     Насильственная христианизация прибалтийских финнов растянулась на столетие. Если суоми в целом принимали новую веру покорно, их соседи - воинственные хяме оказали яростное сопротивление чуждому вероучению. Они жгли новые деревянные церкви, безжалостно расправляясь с клириками. Почти 90 лет тавасты (так шведы окрестили это враждебное племя) бились за свою свободу и право поклоняться прежним богам.

Шведские рыцари

     В следующем XIII веке римский папа написал гневную буллу о том, что все, кто восстает против христианства, должны быть безжалостно истреблены, и новый поистине кровавый крестовый поход ярла Биргера завершил крещение Нюланда.
     Методы обращения язычников, имевших свои древние культы, основанные на сказках и мифах, искореняли жестоко и безжалостно. В дохристианскую эпоху суоми поклонялись лесным богам и камням, живя в мире с природой и в страхе перед ней. Римская же церковь призывала безжалостно обращаться с непокорными, и в духе того жестокого времени всех, кто не принимал безжалостно истребляли. Новое вероучение стало настоящим кошмаром для финнов: богослужения проводились на непонятном латинском языке, церковь обложила финнов тяжелыми поборами, нещадно карая всех непокорных. Католицизм был грубым, безусловно, насильственным вмешательством в их быт и традиции. Так постепенно смирившиеся финны обрели новую веру, которая по иронии судьбы учила любви и всепрощению.

Крещение карел

    Воспользовавшись неразберихой, царившей в Швеции из-за борьбы за власть, а также открытым противостоянием местного населения шведскому вторжению, новгородцы двинулись в Карелию. С Валаамского, Соловецкого, Коневского и Свирского монастырей на запад шли православные епископы, чтобы крестить карел. Методы обращения в христианство у Православной церкви были далеко не такими жестокими, как у католиков. "Самое страшное", что ожидало бывших язычников – это дань, которую они теперь были обязаны платить новгородскому князю за свою защиту. Православная церковь неоднократно предпринимала попытки распространить своё влияние на финские земли. В 1227 году князь Ярослав (отец Александра Невского) совершил первый военный поход на Карелию, с целью крещения местных жителей: "Ярослав Всеволодович послав, крести множество корел, мало не все люди". К 1278 году уже вся Карельская земля была присоединена к Великому Новгороду. Карелы, вожане, ижоряне, вепсы и чудь вошли в Водскую пятину - так, по имени финского племени, обитавшего в районе реки Наровы, называлась новая область княжества, заселённая финно-угорскими племенами. В неё также входила территория нынешнего Санкт-Петербурга и весь юг, запад и восток Ленинградской области.

Крепость Копорье

Копорье - западный рубеж Водской пятины

     С конца XII века карелы становятся военными союзниками новгородцев. Объединившись в совместные дружины, новгородцы вместе с карелами совершают походы на емь, часто беспокоившую карел своими набегами. Емь была обложена данью, чему тавасты, разумеется, были не рады. Чтобы избавиться от гостей из Новгорода, хяме решили всё-таки покориться шведам, с которыми до этого воевали довольно успешно. Результатом стали ещё большие поборы в пользу Швеции, утеря самостоятельности, обязанность содержать шведские гарнизоны, утрата довольно больших территорий, которые заняли крепости, монастыри и усадьбы феодалов. Тавасты растворились в веках, смешавшись с суоми в единую финскую нацию, взявшую своё название от жителей болот. Тем не менее память о хямэ сохранила местная топонимика, например, финский город Хяменлинна (по-шведски Тавастгус).

У вас ещё нет христианства? Тогда мы плывём к вам!

Крестовый поход - фреска в шведском храме

    В 1164 году Швеция, наконец, заслужив доверие Рима, получает собственного епископа. Им стал епископ Стефан из монастыря Альвастра. Он вновь указал скандинавским воинам цель, и в том же году шведы предпринимают ещё один крестовый поход на Финляндию. Ладогу осаждает отряд из 1000 шведов и финнов, но ладожане успели отправить гонцов в Новгород за подмогой, откуда примчалась сильная дружина, и снова шведы потерпели поражение. Отряд был полностью разгромлен, несколько сот шведов попали в плен, из 55 кораблей 43 были захвачены ладожанами. В честь громкой победы над шведами в 1164-м году в Ладоге была построена церковь Св. Георгия. Внутри церкви до сегодняшнего дня сохранились фрески. На них можно увидеть скачущего верхом на статном коне святого Георгия и ангела, который ведёт на цепи усмиренного божьим словом дракона, который, вероятно, символизирует Швецию.


Разгром Сигтуны

    С распространением шведского влияния вглубь финских земель, новгородцы постепенно утрачивали там своё влияние. На Руси шёл заключительный и самый тяжёлый период княжеской междоусобной борьбы, не за горами было и монгольское нашествие, в результате отражать набеги шведов становилось всё тяжелее.
    Тем временем, покорив суоми и хямэ, шведы требовали дань и с карел. Обозлённые необходимостью платить данью сразу двум соседям, карелы решили дать отпор. В 1187 году огромное карельское войско двинулось в Швецию на лодьях. Сжигая и опустошая шведские деревни, затерянные в шхерах, они достигли города Сигтуны - тогдашней столицы королевства, расположенной на берегу озера Меларен, связанного проливом с Балтийским морем. Вот как было отражено это событие в Хронике Эрика, написанной в 1320-е годы:

«Швеция имела много бед
от карел и много несчастий.
Они плыли от моря и вверх в Мелар
и в штиль, и в непогоду, и в бурю,

тайно проплывая внутрь шведских шхер,
и очень часто совершали здесь грабежи.
Однажды у них появилось такое желание,
что они сожгли Сигтуну,
и жгли все настолько до основания,

что этот город уже не поднялся.
Ион архиепископ был там убит,
этому многие язычники радовались,
что христианам пришлось так плохо,
это радовало землю карел и русов».

    Можно было бы предположить, что карел направляла Русь, однако в этом и более поздних источниках разгром Сигтуны приписывался именно карелам, русы упоминаются лишь вскользь. Прочие авторы и вовсе приписывают победу неким «язычникам». Тем не менее, после победы, ворота от города Сигтуна были привезены в качестве военного трофея именно в Новгород. Позднее они были установлены в качестве Корсунских врат в Софийском соборе Новгородского кремля. Любопытно, что Сигтуна не родина этих ворот. Изображения магдебурского епископа Вихмана и плоцкого епископа Александра на воротах говорят нам о том, что, скорее всего, ворота были изготовлены в Магдебурге, являвшемся крупным центром художественного ремесла средневековой Германии. Шведы, вероятно, сами похитили эти ворота ранее и установили их в соборе Сигтуны. Однако им не долго суждено было там стоять...

Ворота из Сигтуны

     В пользу того, что в походе участвовали русские говорит и сама сложность задачи. Сигтуна была расположена в глубине озера Меларен, в 60 км от берега моря. Само озеро покрыто множеством островов, с неширокими извилистыми проливами. Только новгородцы могли знать эти пути, ведь со шведами их связывали длительные торговые отношения. Когда-то центральное положение Сигтуны превратило город в главный порт страны. Древние торговые пути, проложенные ещё викингами, связывали Сигтуну с Финляндией, Карелией, Эстонией, Балтикой и Новгородской Русью. Город служил торговым посредником между Новгородом и западноевропейскими странами. В нём была большая русская община, существовал русский торговый двор (подобно тому, как в Новгороде были шведские, гётские и немецкие дворы), с постоянно пребывающим там торговым людом. Была даже своя православная церковь Св. Николая, развалины которой там есть и по сей день.
    Что же касается карел, то они торговали со шведами лишь на своей территории, и вряд ли смогли бы даже отыскать Сигтуну среди шхер. Город был хорошо защищён не только озером. С севера к нему прилегало непроходимое болото, с востока защищало два неприступных замка, с суши город был окружен стеной. Таким образом, нападение на Сигтуну не могло быть стихийным набегом "полудиких язычников", как описывают его шведские историки. Это была тщательно спланированная военно-морская операция, именно поэтому она увенчалась быстрой победой!

Развалины Сигтуны, Швеция

     Скорее всего, цель похода была у новгородцев и карел разной. Если новгородцы боролись со стремительно наступающим врагом, то карелы наверняка имели более прагматичные цели, например, месть за разбойные высадки шведов, а также желание получить новые рыбные места в Приботнии и в реке Кюмийоки. С языческой жестокостью карелы жгли Сигтуну, разрушив её всю до основания, так, что восстановить город не представлялось возможным. В собственной резиценции был заживо сожжён архиепископ Иона. Некогда грозные норманны были посрамлены и разбиты своим восточным соседом!
     Подобное союзничество с финскими племенами практиковали и шведы и немцы. Забирая мужчин в покорённых поселениях они формировали огромное войско, нападая с ним на новгородские земли. Позднее в рассказе про победу Александра Невского в битве на Чудском озере летописец назовёт точное количество убитых рыцарей, добавив "а чуди погибло без счёту". Покорённые финны традиционно становились бесплатным человеческим ресурсом, которым завоеватели могли распоряжаться по своему усмотрению.

Пленный финн на постройке крепости

     После разгрома Сигтуны шведы приняли ответные меры: арест русских купцов на острове Готланд и в других шведских городах. Несмотря на то, что Сигтуну разрушили карелы, шведы также видели в этом "руку Новгорода". Таким образом, даже если личное участие новгородцев в походе и было незначительным (например, в качестве лоцманов или воевод), идейными вдохновителями были именно они.
    Этот случай сотрудничества Руси с Карелией не был единичным. 11 лет спустя, в 1198-м году карелы вместе с новгородцами захватили и разграбили город Турку (Або), первый опорный пункт Швеции в Финляндии, а позднее и центр христианства.
    В 1220-м году шведы основали в Финляндии епископскую кафедру. Первым финским епископом был епископ Фома (Томас) - англичанин и миссионер. В 1300 г. Турку был выбран резиденцией финляндского архиепископа, а в 1318 г. вновь был разорён новгородцами.

Шведский замок в Турку, 1280-е г.г.

     Взятие Сигтуны сказалось крайне отрицательно на отношениях двух стран. Вслед за арестом новгородских купцов, последовал отказ новгородцев от торговли в Швеции на целых 13 лет. Для самой Швеции последствия также были очень серьёзными – потеря главного торгового и религиозного центра нанесла тяжелейший урон государству. Возникла необходимость в новой столице, которая была перенесена в Упсалу.
    
Спустя почти 100 лет было начато строительство нового города, который защитил бы побережье озера Меларен от вторжения с Балтики. По преданию, выбор места для строительства крепости происходил по языческой традиции: в воду спустили бревно, и там, куда его прибило волнами, заложили город. А прибило его к небольшому острову, расположенному в проливе, соединяющем Балтийское море с озером Меларен. Этот обычай дал имя городу - Стокгольм. Ведь «Stock» переводится, как «бревно» или «свая», а «holme» — как «остров». Согласно Хронике Эрика, основателем города считается ярл Биргер, который построил в 1252 году на острове первые деревянные укрепления. Уже к 1270 году Стокгольм становится крупнейшим населенным пунктом Швеции.

    

Содержание Ссылки Вперёд >>